на ядерной пустоши нет места таким как мы.
у тебя нет имени и нет родины, ты не знаешь дома, в который мог бы вернуться, но ты все ещё дышишь — все ещё можешь обрести себя заново. на пересечении вселенных ты считаешь минуты до судного дня, и счёт снова идёт на единицы: среди бесконечности развилок определишь ли для себя правильный путь?
доброй дороги, путник, и не смей забывать, у выживания нет цены.

nuclear

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » nuclear » with friends like these » GODDAMMIT: the chronicles of Prometheus


GODDAMMIT: the chronicles of Prometheus

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://forumfiles.ru/files/0019/85/9c/66961.png

0

2

Panic! At the Disco – Casual Affair
http://sg.uploads.ru/MxAQG.gif  http://sa.uploads.ru/MpVuD.gif
looks like Cillian Murphy

имя возрастОстаётся на усмотрение игрока38-39 y.o..

способности&атрибутика

лояльность

О боги, как же ему было скучно.
Чувство, заставляющее разум, пылкий, цепкий, изнывать от ненавистного ощущения пресыщенности. Дни сменяют друг друга чередой, выцветшей и полинялой, блеск благоустроенной жизни и слава благонамеренного человека претят настолько, что хочется вновь начать верить в чудеса, так глупо, так нелепо, так невыразимо смешно.
Вновь начать верить в чудеса…
На дне гранёного стакана, наполненного виски на два пальца, он видит своё прошлое:

▼▼▼
Ему шесть, он сидит под тенью дуба, который, по местной легенде, является той самой отрубленной кистью Нуады «Серебряной Руки» и с интересом читает кельтские мифы и легенды. Мальчик верит во всех богов сразу, становясь частью системы, что уже проклята Прометеем. Но он не знает о реальном раскладе дел в огромной вселенной, он смотрит на цветастые картинки и верит слепо. Не зная ещё того, что люди слепы от рождения, они не видят всей правды.
▼▼▼
Ему пятнадцать. Божественные пантеоны остались в прошлом, но пока ещё не забыты. В настоящем – суета сует, гниющее чувство потери себя под гнётом чужого мнения. Попытки встраиваться в существующую систему сгорают в огне, дым которого напоминает яд, заставляющий глаза слезиться. Обида порождает гнев. Гнев пытливого разума порождает независимость. Независимость порождает врага человечества.
▼▼▼
Ему двадцать семь. Семья осталась в далёком прошлом. Враг человечества остался в настоящем. В глазах – пылающая страсть и торжество побед. Сияющий триумф первого успеха, и боги, оставшиеся в книжках, давно забыты. Да и что толку, они – пережиток прошлого. А он почти достиг величия Зевса. Но это лишь сравнения, лишь остатки детства, крошащиеся на обрыве переломанной судьбы.
▼▼▼
Ему тридцать семь. Он опьянён успехом до умопомрачения. Он пресытился существованием, когда цель осталась шатким миражом в иссушенной пустыне, а все воды мира испиты до дна. Он не оглядывается назад и не жалеет о содеянном – руки кровью омыты, память вмещает в себя взгляды людей, на секунду обезумевших от его хладнокровия и расчётливости. Он не потерял счастья жизни, но позабыл, привыкший к стремительным победам, какая она, эта ваша сочащаяся истинным наслаждением жизнь.

Он улыбается и выпивает своё прошлое до дна, залпом.
Наступает время, когда придётся вспоминать о позабытых детских книжках. Великие пантеоны предстают перед ним в новом обличье, он будет искать богов, захочет собрать их всех.
Греческий, кельтский, индийский, славянский – сколько же вас, богов, на самом деле?
Можно ли вас использовать?

Скука тает, как и лёд в его гранёном стакане. Идея на грани сумасшествия, но и он поселил под своей крышей богиню безумия.

Вот только греки также называли Ату богиней заблуждения.


Что хочется добавить, но уже вольным стилем.
Это заявка не в пару, а во многогранные взаимоотношения, поэтому можете не бояться, что какая-то сумасшедшая дамочка потребует расписаться и брачный контракт, по которому ей отходит половина с трудом нажитого состояния. Мне нужен кто-то, кто будет сходить с ума вместе со мной, и кто, как не многогранный и безумно талантливый Киллиан
, боже храни очешуенных ирландцев, Мёрфи, способен отразить крайности сосуществования хладнокровной разумности и пламенного безумия.
Персонаж по заявке прописан человеком, но никто не запрещает вам сделать его богом какого-либо пантеона, который пока ещё не осознал своей божественной сути. И уж, чего греха таить, мне будет приятно отыграть с вами это с:
В дополнение скажу, что, не побоюсь этого слова, многие на форуме жаждут видеть Мёрфи, но уступили мне написание заявки по праву красивых глазок. Заранее готовьтесь к всеобщему вниманию, и это не шутки в нашей божественной маршрутке.
И у заказчика тупое чувство юмора.
А теперь добавим ложку дёгтя.
Я - словоблуд. И вроде как даже неплохой. Но в последнее время так и тянет экспериментировать с формой текста. Конечно, текст смысла не теряет, но поиграться с размером шрифта иногда хочется, равно как и с выравниванием строки по форме ответа (сползающее по строчкам одно слово не предлагаю, это трешак для искушённых хд). А посему... если вы не готовы к атаке словоблуда с манией извращения над формой, то помните, что богический минздрав вас предупредил и благословил с: от вас же экспериментов не требую, но хочется приятного слога.
Ну и просто не пропадайте без предупреждения. Решите нас покинуть - поплачем, но отпустим.
В остальном - просто приходите! Просто ждём и молимся на Мёрфи! Ни в чём не ограничим, залюбим, обогреем, поймём и приголубим!

P.S. в виду вынужденного отсутствия меня, заказчика, заявка остаётся под присмотром Аполлона. Он Вас ждёт, всё расскажет и со всем поможет, а если назовёте его красивым, то ещё и активно залюбит С:

0

3

Фенрир нуждается в Ньёрде


miles joris-peyrafitte feat. patrick higgins
spectre (vocal)

http://sd.uploads.ru/5mEo1.gif http://s8.uploads.ru/wVr6i.gif
looks like jared leto

имя y.o.Ньёрд // Сальтсон 40.

способности&атрибутикаНьёрд в нашем случае духовно богат, имеет власть над морем, ветром и огнём, покровительствует мореплаванию, рыболовству, охоте на морских животных. Ньёрд представляет ветер и морскую стихию.

лояльностьскандинавский пантеон // нейтрален

В небольшом портовом городе, штат Вашингтон, его знают как Сольтсона. Он представляется всем так, и добавляет – «потому что породила меня сама морская соль».
Он – практически городская легенда. О нём знает каждый житель городка, и каждый относится к нему по-своему. О нём любят говорить, любят обсуждать его прошлое, строить догадки. Он – внебрачный сын известного миллионера, он – простой психопат, сбежавший из лечебницы в Вакувере, он – морской дух, он – известный актёр, уставший от жизни в Силиконовой долины и сбежавший от славы, сокрывшись за образом хиппи, его последним актёрским дебютом. Он – лекарь, он – известный психиатр, изучающий людей, или же он – известный хирург, потерявший возможность оперировать после травмы.
Одно известно – Сальтсон приехал сюда пару лет назад и поселился на отшибе в своём изрисованном вагончике. У него небольшой огород, с которого он питается, если не считать еды, что приносят ему благодарные за просветление люди и купленной им самим, на деньги, заработанные за изготовление браслетов и амулетов. У него есть лежак из парчи, семь собак и пять кошек, четыре крысы и даже чайка, часто сидящая на его плече. У него светлые глаза и мягкий нрав, он спокоен и добр, из окна его фургончика весело выглядывает куст марихуаны, а ещё – подумать только – он может прыгнуть со скалы и вернутся из моря спустя восемь часов, весь в водорослях, рачках и ракушках, целый, невредимый и совсем не уставший.
Сальтсон пугает жителей богатой части города – они кривят носы, так, будто от него пахнет чем-то помимо морской воды и водорослей, они гонят его и закрывают ставни, стоит обросшему, бородатому мужчине в цветастых одеждах появится на их улице. Он же крадёт их домашних животных, но только тех, с которыми обращаются плохо, одежду с бельевых вешалок и на все претензии улыбается своей глуповатой, странной улыбкой.
Дети и бедняки любят и слушают, животные стаями собираются у дверей его фургона. Однако, Сальтсон находится в городе не ради них.
Он находится в городе ради моряков. Они, сами не до конца осознавая, почитают его – перед отплытием ожидают появления мужчины в гавайской рубашке и штанах клёш, который пожелает им доброго плавания. И, ведь вправду, после появления этого странного мудрого человека, моряки перестали пропадать в море, а стихия будто снизошла до них – каждое плавание стало спокойным. Каждый раз, отправляясь в плавание, мужчины говорили – «а ведь этот Сальстон пожелал нам доброго пути, так пусть же успокоит море и путь и вправду будет добрым». Они смеялись, говоря эти слова, но каждый внутри своей души действительно рассчитывал на его помощь. Этим и жил Сальтсон – верой моряков в себя, что давала ему сил успокаивать морские барашки, расчёсывая их пенистые гривы, уговаривать морских духов не шалить, а русалок не заманивать заплывших в их морские глубины путников.
Бог моря Ньёрд, в этой жизни – просто Сын Соли, уже давно отрёкся от так нелюбимой им войны, асов, ванов и асгардцев. Жизнь унесла его далеко от севера, где морского бога помнили до сих пор. Можно ли сказать, что Ньёрд был счастлив живя так – рядом с морем,, в близости ко всему живому, далеко от божественный встрясок? Да, он был счастлив, но знал – счастьё это продлится недолго. Грядёт буря, к которой Эгир не имеет никакого отношения, и даже благосклонный Бог Морей не сможет успокоить её. Сердце тянуло его в путь, туда, где произойдёт битва – одна из ненавистных ему, но Ньёрд тянул время, продолжая радоваться морю и солнцу, понимая, что насчету – каждая секунда такой простой и светлой жизни.

- на форуме уже имеются представители скандинавского пантеон в моём лице, лице Локи, Свадильфари, Сиф и Одина, а так же и другие морские боги, так что один не останется
- каких-то требований и планов нет, персонаж переходит целиком в руки тому, кто захочет его взять. Внешность и имя меняемы, на усмотрение игрока, так же как сам игрок может определить прошлое в нынешнем и иных воплощениях Ньёрда и определиться с его божественными способностями

0


Вы здесь » nuclear » with friends like these » GODDAMMIT: the chronicles of Prometheus