на ядерной пустоши нет места таким как мы.
у тебя нет имени и нет родины, ты не знаешь дома, в который мог бы вернуться, но ты все ещё дышишь — все ещё можешь обрести себя заново. на пересечении вселенных ты считаешь минуты до судного дня, и счёт снова идёт на единицы: среди бесконечности развилок определишь ли для себя правильный путь?
доброй дороги, путник, и не смей забывать, у выживания нет цены.

nuclear

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » nuclear » heads i win, tails you lose » from russia with gun


from russia with gun

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

FROM RUSSIA WITH GUN


http://s0.uploads.ru/t/oxRzh.gifhttp://s5.uploads.ru/t/7IUHy.gif

natalia romanova & james barnes

разгар холодной войны, берлин;

♯ Henry Jackman – Siberian Overture

Холодная война в разгаре, весь мир следит за этим противостоянием. Эра шпионов и тайн накрыла противоборствующие страны. Они боятся ошибиться, расстаться с жизнью ради чужих секретов, смертельных секретов. Начинается охота на вражеских агентов, США и СССР пытаются запугать друг друга ядерным оружием, тем самым подвергая все прочие страны опасности. Мир на грани третьей мировой войны.
КГБ направляет своих лучших агентов на очередную миссию в Берлин. Задание довольно простое — забрать своего человека с территории, не подконтрольной СССР и попутно убрать американского шпиона с территории ГДР. Но жизнь это такая непредсказуемая штука, порою даже две властные державы не смогут держать под контролем все.

Отредактировано James Barnes (2018-03-24 18:05:17)

+4

2

Красная звезда на его плече так ярко сияла в лунном свете. Наталье было сложно понять, от чего мысли летят так беспорядочно в голове. Что-то хотело вырваться из глубин подсознания, но ему не хватало сил. Такое чувство, словно ты забыл нечто очень важное, а вспомнить не можешь. И понимаешь, что это может разрушить тебе жизнь.
С ней это часто случалось. Вспышки непонятных воспоминаний, места и люди, которых она не знает, то и дело всплывали в подсознании. Появлялся необъяснимый страх, хотя... Ее пугали несуществующие воспоминания и та жуткая головная боль, которая за ними следовала. Но времени об этом думать не было, их ждало задание.
По правде говоря, Романова была рада оказаться в тылу врага, почувствовать опасность и сыграть в настоящую шпионскую игру. Слежка и тихие заказные убийства не шли ни в какое сравнение с этим , когда ты понимаешь, что от тебя зависит судьба мира. Подобная власть пьянила, хоть Наталья никогда не стремилась занять трон. Фамилия была подходящей, это да... Но девушку приучили быть лишь пешкой, в королевы она никогда не метила.
Берлинскую стену начали воздвигать несколько лет назад. Сейчас же возмущению жителей не было предела, они то и дело приходили к стене со своими протестами. Некоторые заканчивались перестрелками, а некоторым повезло больше и они лишь попали в тюрьму. Мир стал жестким, он потерял свое тепло после той разрушительной войны. Хотя Романовой казалось, что изначально здесь не было никакого тепла. Иллюзия дома, семьи, любви... Все это игры для тех, кто слишком боится оказаться в одинокой реальности. Она же храбро встречает свою судьбу, готовая служить родине и народу. В конце концов, для этого они и здесь.
Миссия казалась не такой уж и сложно — найти одного шпиона и обезвредить другого. Легко, хоть и опасно. В Германии не должны были узнать о русских агентах, а особенно о специальных агентах КГБ. В первые же часы США могли понять волну возмущения, которая бы захлестнула мир как цунами. Ничего не останется после, лишь выжженная бомбами пустыня. Вот почему так важно было достать своего человека из лап не подконтрольной части Германии. Ведь ГДР хранила тайны советского союза, а западный Берлин стремился лишь к свободе любыми путями. Через обман, убийства, политические скандалы. Сейчас ей предстояло предотвратить один из них.
Романова не понимала, каким образом тренированный агент КГБ вообще мог оказаться в подобной ситуации, их ведь всегда учили найти лазейки, прогрызать себе путь на волю. Этот агент хоть и был невероятно умным, но все ходы не продумал. Плохой из него шахматист наверное... Наташа такую ошибку не совершит, она была в этом уверена, даже излишне. Она еще раз окинула взглядом своего спутника и мотнула головой, отгоняя наплывшие воспоминания. Не сейчас.
Благодаря специальным документам их пропустили бы на вражескую територию, без особых подозрений. Дальше им придется найти явочную квартиру, пробравшись туда незаметно, и под покровом ночи вывести Денисова из-под надзора американских и немецких агентов. Она это уже делала, прятала людей у всех на виду. Тогда правда не все живыми были, но это все мелочи...
— / Вы готовы, товарищ Барнс? Это первая наша миссия за время долгой разлуки. Скучали по своей лучшей ученице?/ — последний разговор на родном языке перед пересечением границы. Зимний солдат как раз прятал свою бионическую руку под тяжелой кожаной курткой. Он был молчалив, как обычно, но от этого на душе у Натальи было спокойнее. Он думает о миссии, обдумывает все пути отхода и возможные варианты развития событий. Он был лучшим в своем деле, и сейчас приступил к миссии в качестве запасного плана для Черной вдовы. Он был тайным оружием, главным козырем КГБ, их лучшим агентом после Романовой. Посылая их вдвоем, начальство надеялось, что все пройдет гладко и безболезненно для советского союза. Не хотелось их разочаровывать, Наташа сделает все для выполнения миссии. Девушка проверила наличие оружия в скрытых карманах и фальшивых документов, вшитых в подкладку ее пальто. Она бы себе не позволила в это ввязываться без запасного плана. Если Денисов умрет — она не пойдет за ним следом. Но что касается Зимнего солдата... Что же, никому не удастся уничтожить такой шедевр советской науки. Если даже сам господь не смог помешать его созданию.
Наташа редко говорила о своем напарнике, в первую очередь этого не любили ее хозяева, они всегда старались развести агентов по разным углам. Словно они рвались разодрать друг другу глотки, но здесь было нечто другое, едва уловимое, знакомое...
На блок-постах стояли целые армии, вооруженные до зубов. Наташе стало смешно, ведь по данным КГБ многие сбежали из западного Берлина в ГДР и обратно. Военная охрана скорее была для красоты, нежели работала и действительно была опасной для нарушителей. Ничто не мешало девушке пробраться незамеченной мимо стены и оград. Но ее хозяева не хотели рисковать своими главными активами ради одного мелкого шпиона. Так что вот вам документы, конспиративные квартиры и липовые паспорта. Мы заботимся о вас.
И на этом все. Никаких напутствующих слов (как будто они нужны были), никаких предостережений. Хоть Директриса и боялась отпускать Наташеньку с Зимним солдатом, словно он убьет ее в одной из узеньких улочек Берлина. Или того хуже... Она сама готова была намекать начальству о тайной связи, лишь бы разговорить и вывести на чистую воду. Самой Наташе не нравилось, когда от нее хранили секреты. Тем более те, которые касались ее непосредственно.
— Willkommen, frau Ruschman — недоверчивый взгляд был сейчас как нельзя кстати. Лицо Натальи было искажено от ярких прожекторов и уличных фонарей, ведь эта область была максимально освещенной. Чтобы никакая крыса без их ведома не пробежала... Жаль они бегут другими путями, обходя этих глупцов. Нат сощурилась от яркого света, направленного ей прямо в глаза. Что они там хотели рассмотреть — непонятно. На Зимнего еще и дополнительно фонариком посветили, но тот не дрогнул. Он был пугающе спокойным, проверяющий это заметил и вроде даже вздрогнул от холодного взгляда  ее компаньона. Правильно делает... Если бы он только знал, скольких жестоко убил этот мужчина в потертой куртке. У паренька наверное и волосы встали бы дыбом. Но Наташе это нравилось, не только ее руки были запятнаны кровью, она чувствовала некую связь между ними. И дело было даже не в отношении начальства к их персонам. Но сейчас не время об этом думать.
Наталья мимоходом произнесла краткое "Danke" и скрылась во тьме Западного Берлина вместе со своим спутником. Им предстояло провернуть первую часть операции под покровом ночи, а вот возвращаться рано утром и с большой осторожностью. Сказать по правде, Наташе нравилось больше убивать, чем спасать. Проблем с этим было меньше, и ничто не сравнилось бы с чистым выстрелом из винтовки, где-то с пятисот метров. Стиль Зимнего солдата, только он делал это без особых чувств, ему это не особо нравилось. Что же, а вот и первое различие...
— Куда дальше? — она неожиданно остановилась на распутье и повернулась к Джеймсу, предоставляя ему шанс поучаствовать в операции. Ее напрягала тишина, по крайней мере сейчас. Спрашивать о своих воспоминаниях она конечно не станет, но хотя бы уточнит детали миссии, вдруг ему сказали что-то такое, что утаили от Черной вдовы. Райзенштрассе была довольно мрачной улочкой, можно сказать даже злачной. Сюда мало кто заходил, люди боялись пострадать под покровом ночи от грабителей или кого похуже. Настали темные времена, люди боялись не зря. На какое-то мгновение Наташа заволновалась за своего шпиона, вдруг он попал в неприятности? Нужная квартира вроде как находилась на краю улицы, прямо за продуктовым магазином, окна которого сейчас отражали смутные фигуры в свете уличных фонарей. Двое убийц, лучших в своем деле. Огонь и лед. Пример для подражания во многих академиях СССР, идеалы своей страны. Которые на удивление всем пытаются спасти мир, а не уничтожить по приказу своих хозяев. Наташе самой удивительно, ей ради разнообразия придется стать кем-то новым. На этот раз цепные псы понадобились для более деликатного дела...

+4

3

Плохой шпион — мертвый шпион, так по крайне мере думает Джеймс, когда его оповещают о новом задании, вырывая из темных и теплых тренировочных залов в холодный, ночной Берлин. Он недоволен, уж тем более не рад — не при таких условиях хотел выбраться на волю, не такого задания ради прерывать обучение толковых юнцов. Не ради спасения кого-то там. На спасительные операции его отправляют редко, почти никогда, так что ситуация кажется ему еще глупее, чем есть. Если не можешь выбраться, то глотни яда и упади в холодное море, а не запрашивай спасительную операцию; а лучше вообще не будь таким идиотом, что создает затруднения и сам спасай свой зад. Этого мнения, увы, придерживался только Солдат, а приказы обсуждать с начальством нельзя.
Принято — он не спорит, готовится к выполнению. Сцепив зубы, запрятав раздражение поглубже, нужно выполнить миссию. И он это сделает.
«Под руководством другого шпиона».
Хотя бы только ради этого, ради нее.
Солдат незаметно усмехается, кидая короткий взгляд на Романову, любуясь ее смертельной красотой и тут же отворачивается, цепляя кожаную куртку. Сборы идут медленно, никто никуда не торопится, проверяя не забыли ли чего и действительно бионическая рука надежно скрыта от чужих глаз. Раздражение медленно сменяет гордость, работать с ней — Натальей — всегда было сплошным удовольствием. Из всего, с чем ему приходилось иметь дело, — она была лучшей и безусловно знала об этом, гордилась. Улыбалась дерзко, кидалась на него без страха, ослепляя огнем рыжих волос. Наташа была лучшей его ученицей, гордостью, почти родным человеком, о чем лучше вслух никогда не говорить. Их начальство привязанностей не приветствует.
На спасение они отправляют двух лучших агентов. Шпион, осознающий свою цену незаменим, идеален, один на миллион и он под его защитой. Не возникает даже мысли о провале, с таким напарником они справятся на раз-два, вернутся домой без осложнений.
— /Не будь такой довольной/, — снисходительно улыбается, не поворачиваясь даже к ней, говорит. — /Ты еще не превзошла меня, так что поберегись/.
После этого повисает тишина и обе стороны не стремятся ее нарушить.
Джеймс думает о том, что их ждет. Для него всегда существовало три категории людей: начальство, которое уважать надо, не смотря на все их промахи и ошибки, которых — не смотря на попытки скрыть — было достаточно; полезные агенты, жемчужины, не нуждающиеся в спасении и помощи, те, кто потом и кровью выбивали у него уважение; и мусор. Мусор, который идет на убой, подобно скоту, обычное пушечное мясо, никто, просто имена, стертые из истории. Их цель относилась к последней категории и идея спасать этот мусор не вызывала у Солдата в целом положительных чувств. При приближению к границе все становилось только хуже.
Люди пытаются показать себя хорошими работниками, проверяют дотошно и так медленно, что любой разозлится. К нему почти не суются добровольно. Джеймс без особых на то усилий поддерживает вид пугающего человека, вгоняя людей в ужасающий трепет тяжелым взглядом, тем самым сбивая их любопытство к своей персоне. Действовало не со всеми. Среди тех, кто прятал взгляд были и те, что искали в нем угрозу, смотрели внимательнее, придирчивее. Такие особи действовали на нервы, делая и без того мрачного и угрюмого Солдата жутким и взвинченным.
Посветивший в лицо фонариком получает такой взгляд, что тихо ойкает и тут же прячется в тени, не собираясь иметь с Барнсом ничего общего.
"Богом клянусь", думает Солдат, осматривая слабую на его взгляд охрану и продумывая способы ее устранения. "лучше бы всех убил".
Но поднимать шум тут нельзя, на кону стоит слишком многое, поэтому они здесь.
Пояс приятно холодит оружие, бионическая рука готова переломать кости любому, но он терпит и стойко проходит все процедуры, пока за спиной не оказывается проходной пункт.
Солдат заметно расслабляется, распрямляет плечи, меньше хмурится и теперь выглядит не как убийца, пришедший по твою душу, а обычный человек, прогуливающийся со своей женой домой. Идиллия, что быстро разрушается.
Он останавливается тоже, осматривая зловещую улочку. Задание на самом деле просто, да и вряд ли что-то пойдет не так.
— Я осмотрю периметр, если что сообщу о затруднительных моментах, а ты вытащишь цель из его гнезда, — он вздыхает, улыбается краем губ. — Покажешь как хорошо я обучил тебя, не так ли?

+1


Вы здесь » nuclear » heads i win, tails you lose » from russia with gun