на ядерной пустоши нет места таким как мы.
у тебя нет имени и нет родины, ты не знаешь дома, в который мог бы вернуться, но ты все ещё дышишь — все ещё можешь обрести себя заново. на пересечении вселенных ты считаешь минуты до судного дня, и счёт снова идёт на единицы: среди бесконечности развилок определишь ли для себя правильный путь?
доброй дороги, путник, и не смей забывать, у выживания нет цены.

nuclear

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » nuclear » heads i win, tails you lose » Another way to die


Another way to die

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Another way to die
That one embarassing story we do not talk about in Clint`s presence.

http://sg.uploads.ru/t/mvy4j.gif http://sh.uploads.ru/t/SCji4.gif
http://s4.uploads.ru/t/kKVbS.gif

Клинт Бартон и Наталья Романова

Будапешт, 2006 год

♯ Jack White - Another way to die

В Будапеште неспокойно. Политическая обстановка накаляется и доходит до того, что ЩИТу приходится вмешаться. Они поручают Бартону вывезти Премьер-министра на нейтральную территорию и охранять его во время путешествия. Однако все идет не так, и стрел нет, и лук уже не тот, а Клинт как обычно в полном дерьм... В ооообщем дальше пошла классика.
Фьюри приходится использовать запасной план в виде Романовой, которая на тот момент должна была отслеживать радикалов-оппозиционеров.

+3

2

15:00

- Премьер-министр Дюрчань, это агент Клинт Бартон. Сегодня именно он будет обеспечивать вашу безопасность.
Министр одарил Клинта мутным взглядом поверх очков-половинок. Его короткие волосы были растрепаны, галстук чуть сбился. Казалось, он искренне не понимал, для чего ему какая-либо защита в принципе. Он что-то недовольно пробурчал на венгерском переводчику, тот кивнул и начал торопливо переводить:
- Господин премьер-министр понимает и ценит заботу ЩИТа по обеспечению его безопасности, однако считает присутствие американской стороны излишней. Наши правоохранительные органы вполне способны держать ситуацию под контролем.
Клинт наблюдал за переговорами в стороне, прислонившись к колонне дворца и оглядывая помещение взглядом, пока представитель ЩИТ проводил переговоры. Несмотря на все хорошие манеры, он не снимал своих излюбленных очков, хотя и чувствовал недовольные взгляды проходящих мимо членов Венгерского парламента. Он выделялся всем своим видом: очками, короткой прической, ухмылкой, тактическим легким бронежилетом с фиолетовыми полосами и стоящим чуть поодаль свертком внутри которого были лук и колчан. Он подумывал, что стоит на самом деле надеть на себя комплект лучника - и тогда он будет уже чуть лучше подходить под обстановку. Для здания в стиле необарокко нужен свой неорыцарь. Точнее неолучник. Хотя здешнюю элиту при его виде уж точно удар хватит - они собирались на приём в костюмах и изысканных платьях и отнюдь не рассчитывали увидеть цирковое представление. А какой это был бы финт, размечтался Клинт, всё так же ухмыляясь. Среди всех этих доспехов и знамен в холле из белого гранита, среди гигантских витражных окон, статуй короля Херберта черт-знает-какого, под взорами ангелов с картин на потолке является достопочтимый сэр Клинт Бартон, Хоукаем величаемый за меткость и недюжинную храбрость его. Можно даже на коне. Точно, на белом коне, по красной ковровой дорожке. И с мечом. Клинт даже начал присматриваться к доспехам и выбирать, чей меч можно было бы под шумок прибрать себе за пояс, как тут его окликнули. Выходить из грёз совсем не хотелось, но работа есть работа.
Переговоры прошли успешно. Иначе и быть не могло, так как распоряжение Фьюри ставилось выше любого слова, разве что кроме слова Божьего. Разговор с премьер-министром был скорее дипломатической проволочкой, попыткой Венгрии показать, что на самом деле у них всё просто отлично и не надо никого защищать. Глядя на своды этого, несомненно, шикарного здания парламента Клинт бы даже согласился, если бы буквально вчера по ту сторону витражей на площади Лайоша Кошута не собралось порядка десятка тысяч человек с требованием отставки премьер-министра. И это была четко направленная толпа, которая пришла не просто лозунги поскандировать, а устроить настоящий переворот, подобно попытке восстания в 1956 году. Они даже где-то раздобыли и завели советский танк Т-34-86, на котором планировали прорвать полицейское окружение. Это то, что было известно общественности, включая министра Дюрчаня, на сегодняшний день. То, что им не было известно так это две вооруженные группы, готовящих покушение на министра в этот самый день, которое не случилось благодаря вмешательству Клинта и еще нескольких оперативников ЩИТа. Десять человек было обезврежено, все имеют отношение к правым радикалам, однако так и не удалось выяснить, где они взяли оружие. Клинт хотел сам заняться этим делом, но тут пришло распоряжение от Фьюри, что агент Бартон должен обеспечивать безопасность премьера и точка. Тут уже ничего не поделать, видимо отслеживанием оружия уже был занят кто-то другой - ЩИТ организация многопрофильная и многочисленная, может позволить себе работать сразу в нескольких направлениях. По последним данным, еще несколько групп готовили нападение сегодняшним вечером, на дипломатическом приёме после заседания парламента.
Клинт окинул взглядом премьер-министра. Кажется, они сошлись во мнении, что они не нравятся друг другу. Во всяком случае Дюрчань не понравился Клинту, а при виде Бартона премьер начал как-будто чуть ли не материться на венгерском в сторону переводчика.
- Господин премьер-министр хотел бы отметить, что согласен на защиту, однако она не должна быть столь... заметна, иначе это может быть воспринято некорректно другими членами партии и министерства и создаст нежелательный прецедент, - мальчик-переводчик, наверное, с минуту подбирал нужные слова, чтобы перевести то нечленораздельное ругательство, что ему высказали. Ты посмотри, он ещё и выпендривается, подумал Клинт. Его личная неприязнь к своей цели крепла с каждой минутой. А ведь если бы премьер-министр Дюрчань был посдержаннее и мог выбирать выражения так же, как его переводчик, Клинта бы тут не было. Полгода назад, после победы партии на выборах на совещании с функционерами, Дюрчань заявил, что экономика Венгрии "самая тупая в Европе", а победить им удалось благодаря "провидению, вливанию средств в мировую экономику и сотне уловок". Кто-то это записал и в сентябре запись обнародовали на радость оппозиционерам. Народ, и так не особо поддерживающий реформы Дюрчаня, решил, что это переходит уже все границы и им такое правительство не нужно от слова совсем. Вот только народ не учёл, что несмотря ни на что реформы Дюрчаня действительно улучшили положение в стране и во всём страдающем после распада СССР восточноевропейском блоке, и что насильственная смена власти могла привести к эскалации старых конфликтов. ЩИТ не мог допустить подобного, неважно, в интересах Америки, Венгрии или мира во всём мире. Воля Бартона он бы направил на эту миссию Нат - она куда лучше разбиралась в дипломатических тонкостях, да и общаться с подобными типами ей было легче. Она куда действеннее колдовала словами. Бартон, лишенный дипломатического такта почти полностью, был прям как стрела. Отчасти, он сам был в этом виноват - он всегда предпочитал действие разговору. Наверное, однажды это изменится.
- Передайте господину премьер-министру, что я приложу все старания, чтобы он не опозорился в высшем свете, Клинт приторно улыбнулся, - не опозорился еще больше, чем он уже опозорился, естественно, однако я хочу заметить, что в первую очередь нам важно сохранить его в целости и сохранности.
Премьер-министр посмотрел на него недовольно.
- Надеюсь этого не понадобится - только и сказал он с сильным венгерским акцентом, поправил галстук и продолжил уже на своём языке.
- Господин премьер-министр желает, чтобы агент Бартон выглядел неотличимо от других телохранителей, которые будут на вечере. Также есть определенный список требований, который необходимо проговорить...
Клинт прикрыл глаза. Судя по всему, это будет действительно долгий вечер.

18:00

Наверное, настолько неуютно Клинт себя еще не чувствовал. Он пробирался обезвреживать бомбы в канализации, выслеживал террористов в песках, мок под дождем и обжигающе холодным ветром - но это были цветочки. Кошмар наступил сейчас. Галстук-бабочка. Неудобный, сдавливающий шею, подобно петле. Рука так и тянулась чтобы снять его, привязать к стреле и запустить куда подальше. Но ни стрел ни лука не было - агент ЩИТа забрал их, выдав вместо этого Глок и две обоймы к нему - стандартное табельное оружие телохранителей. Без лука было уже не то, хотя Клинт был готов драться хоть с кухонным ножом. Однако в случае, если готовится настоящее вооруженное нападение, Глока будет маловато. На надежность охраны Дюрчаня рассчитывать также не приходилось. Лук и колчан со стрелами были бы куда надежнее.
Клинт стоял в углу зала, окидывая взглядом гостей и не выпуская премьера из виду. Сейчас он говорил с Сербским дипломатом и, как и весь остальной вечер, делал вид, что агента Бартона в природе не существует. Так даже лучше, чем если бы пришлось постоянно сопровождать эту гадюку. Бартон сделал глубокий вдох и надел очки - одно из немногих приспособлений, что остались. Очки были с цифровым увеличением, тепловизором и ночным видением. Клинту они помогали сосредоточиться на цели. Сейчас он считал охранников и помечал для себя их расположение: по двое у каждого выхода из зала, еще несколько на балконах, двое у окон. Итого десять человек, лишь у троих ПП а не глоки. Мало, слишком мало. Ему очень не нравилось как проходит операция и в глубине души он надеялся, что кто бы не занимается вычислением вооруженных групп, уже с ними разобрался и не придётся заниматься эвакуацией. План эвакуации был прост: маршрут через подвалы-бомбоубежища под  зданием парламента, через соседние здания к месту, где их ждет машина, затем на машине поездка в аэропорт Дебрецена - на уже подготовленный рейс в США. Однако неуверенность в силах противника превращала план из простого в сложный. Клинт выдохнул и рукой нащупал пистолет под пиджаком. Эти люди наши и дали толпе танк, они были готовы действовать любыми методами. Вполне возможно, на них идёт целая армия против которой у него лишь две обоймы и столовые приборы.
Зато, если его убьют, то закончатся его страдания с бабочкой. хоть какой-то плюс.

Отредактировано Clinton Barton (2018-04-22 05:44:28)

+2

3

Несмотря на свои мелкие недостатки, все же Будапешт был красивым городом. В нем чувствовалась история, каждое величественное здание хранило в себе секреты. Для Наташи это место уж слишком напоминало дом, со своим советским менталитетом и кое-где еще оставшимися следами старой системы. Но, если игнорировать жуткие ностальгические порывы, в целом ей нравилось здесь быть. Даже несмотря на то, что ЩИТ здесь ждала очень сложная работа, которую стоило выполнить с хирургической точностью. Они вмешивались в дела страны, которая их не жаловала, пытались сохранить мир там, где его не хотят. Впрочем, как и всегда.
Романова и далее наслаждалась бы видами города, если бы не одно но. С высоты нескольких сотен метров не очень-то и приятно рассматривать достопримечательности, особенно если ты висишь под балконом, пока комнату одного из "революционеров" наполняют лидеры других организаций. В этом была её оплошность, девушка не успела вовремя установить прослушивающие устройства и скрыться в ночи, теперь ей приходилось скрываться под балконом и надеяться, что никто из прохожих не поднимет голову, или же что группка террористов-любителей не захочет выйти перекурить. Но она не боялась за свою жизнь, она не чувствовала какое-то особое напряжение, все относительно шло по плану. Даже со своего неудобного укрытия она могла слышать о чем говорят мужчины, те не особо и пытались как-то приглушить голоса. Она записывала переговоры, но вполне слышала все и без дополнительных устройств.
Они выдвигаются сегодня, буквально через несколько часов. Цель - благотворительный вечер, господина Дюрьчаня хотят убрать на глазах у высокопоставленных гостей. Сделать публичное заявление, что мол с ними шутить нельзя и страна принадлежит им. Обычный бред простых сошек, желающих попасть в высшее общество. Иметь власть, которой у них не было. Наташа прекрасно знала такой тип людей, она им прислуживала когда-то. И по собственному опыту знала, что они всегда проигрывают, при этом забирая с собой как можно больше жизней.
Сам вечер собирались проводить на территории Буды, в здании Парламента. Самое смешное, что она со своего укрытия сейчас видела и набережную, и Цепной мост Сеченьи, и само здание венгерского парламента. Эти ребята сильно не скрывались, они выбрали самый ближайший отель со средним сервисом и очень не средними ценами. Глянув последний раз на свои цели, Наташа аккуратно начала спуск по тросу, который постаралась скинуть вниз как можно более незаметно. Все детали Фьюри получит лично, пока Романова будет вычислять остальные террористические ячейки, которые активизировались из-за волнений в стране. По её мнению, сейчас действительно было самое время что-то предпринять, если учесть шаткое положение премьера и всех вероятных союзников. Вспомнив свое прежнее начальство, она словила себя на мысли, что и сама бы скорее всего сейчас участвовала в свержении Дюрчаня, сделай он хоть что-то против воли Кремля. Она встречалась с ним однажды, еще до избрания, и скажем так... была не в восторге, чего не скажешь о дорогом Ференце. Он всегда радовался компании женщин, пусть и не показывал этого. Вот только в женщинах он не разбирался вовсе, что пошло бы ей сейчас на руку. Но увы, Романову не приставили телохранителем, дескать её могут узнать некоторые из старперов в парламенте. Да и российская сторона будет присутствовать на вечере, среди них точно затесался кто-то из развалившейся Красной комнаты или КГБ. Они всегда были в центре событий, выжидали. Для них подобные волнения всегда были важными, словно призыв к действиям, к установлении своей власти внутри страны. И Наташе действительно это было важно, она хотела быть там, рисковать собственным прикрытием, но контролировать старых псов. Фьюри был либо глупцом, либо очень дальновидным хитрецом. Он расставил свои ресурсы по собственному замыслу и не собирался менять положение своих пешек на шахматной доске. Несмотря на свое возмущение, она с ним согласилась и вот теперь пыталась скрыться в толпе, чтобы пробраться к точке сбора и отправиться проверять, все ли готово к приезду Дюрчаня. Он наверное будет очень против насильственной заботы Фьюри, но ты не всегда получаешь то, что хочешь.

Людям кажется, что шпионские игры такие веселые и полны экстрима. Но на самом деле, их работа довольно скучна и монотонна в основном. Проверить приборы, связаться с подстраховочными группами, мониторить ситуацию в городе. И все это, не выходя из собственного укрытия. Наташа любила действовать, подобные занятия были скорее для агентов на пенсии, которым не хотелось рисковать жизнью ради какого-то левого мужика, даже если им за это платят. Были и такие...
Ей не нравилось, что на главную миссию отправили Бартона, он скорее сидел бы где-то здесь и поглаживал свои драгоценные стрелы, поджидая удобного случая ими воспользоваться. Романовой же нравилось вести политические игры, притворяться, быть кем-то другим. Из этого состояла вся её жизнь и сложно было как-то сделать даже вид, что ей противно все то, чем та занималась с самого детства. Искоренить зло не выйдет, если оно засело достаточно глубоко в твоей душе.
Сигнал первый, возле здания парламента становится жарче. Сигнал второй, внутри уже могут быть злоумышленники.
Сигнал третий, Бартон прокололся, их окружили.

Несмотря на протесты Фьюри, Романова все же выборола свое право поучаствовать в вызволении заложников. И никто не знал о том, что происходит внутри. Никто даже представить не мог, как близко они к свержению власти. Конечно, президента им не убрать, Ласло Шойом был далеко и вне зоны досягаемости, но премьер - хорошее начало.
Наташа довольно быстро добралась до места назначения, удивленно глянув на огромный советский танк у стен Парламента. Да, если устраивать забастовки, то с размахом.  Она включила коммуникатор и с присущей ей ехидностью мягко спросила
- Хей ребята, как вам тусовка? Кажись, вас заперли в шкафу не с той парой, да? - ей предстояло пробраться внутрь здания с маленькой группой захвата, с её людьми. И в лучшем случае вызволить всех без лишнего шума и свидетелей, а в худшем...
- Расскажи мне, как обстоят дела внутри? Ференц наслаждается вечером? - она старалась звучать как можно спокойнее, не стоит Клинту даже думать о том, что что-то может пойти не по плану. Все прекрасно, просто очередной переворот и опасная ситуация. И снова неправильная расстановка ресурсов, возможно Ник попросту не привык, что один агент смог бы сделать все то, на что потребовалась бы целая группа. Его просчет...

+2


Вы здесь » nuclear » heads i win, tails you lose » Another way to die