на ядерной пустоши нет места таким как мы.
у тебя нет имени и нет родины, ты не знаешь дома, в который мог бы вернуться, но ты все ещё дышишь — все ещё можешь обрести себя заново. на пересечении вселенных ты считаешь минуты до судного дня, и счёт снова идёт на единицы: среди бесконечности развилок определишь ли для себя правильный путь?
доброй дороги, путник, и не смей забывать, у выживания нет цены.

nuclear

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » nuclear » heads i win, tails you lose » mercy in darkness;


mercy in darkness;

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

mercy in darkness
It's not easy facin' up when your whole world is black

https://78.media.tumblr.com/c3309bc6b72974c977ef743c433af28b/tumblr_oa03r5wXkK1s4fblho3_250.gif https://78.media.tumblr.com/6c3febbeff7483cdc3c67d4fe88f42e1/tumblr_oa03r5wXkK1s4fblho5_250.gif

clint & wanda

spring '16, hydra's secret base, croatia

audiomachine - mercy in darkness;

иногда отпустить прошлое невозможно. оно смотрит на тебя десятками детских глаз, пронизывает насквозь и разрывает изнутри. требует платы спустя столько лет или дарит надежду на иной исход. дает шанс изменить будущее тех, кого лишили этой привилегии или перечеркнуть его навсегда

Отредактировано Wanda Maximoff (2018-05-03 23:07:06)

+4

2

Несмотря на стоявшую уже несколько дней духоту, брызги Адриатического моря были холодные. Клинт вел небольшую моторную лодку ЩИТа  и чувствовал, как постепенно намокает рукав, держащий ручку двигателя. От этой разности температур было неуютно. Впрочем, в остальном адриатическое побережье было ровно таким, каким он себе представлял его в детстве, на картинках в атласе: большие скалистые горы, покрытые изумрудно-зелеными лесами, между которых виднелись песчаные скалы и нет-нет да промелькнет серпантин дороги. Для него подобные виды ассоциировались с идеальным отдыхом - никаких суперзлодеев, террористических организаций, взрывов, только спокойные семейные прогулки, а затем - закат наедине с бутылкой холодного пива. Может быть, кемпинг, длинные прогулки по этим бесконечным лесам - почему нет? А то и в одиночку - рвануть путешествовать вдоль этого лазурного моря, вдыхая солёный бриз, не имя за спиной ничего, кроме походного рюкзака. Клинту эта идея определенно нравилась.
Леса и скалы продолжались практически всё время, пока они плыли: слева утесы небольшими заливами среди них, в которых уютно ютились туристические городки, справа - необъятная Адриатика, и где-то вдали тонкой, едва различимой полоской иногда можно было разглядеть итальянский берег. Впрочем, за прошедший час по правому борту кроме моря попадались еще и скалистые, с виду абсолютно неприступные острова. Они, казалось, случайно откололись от большой земли: такие же изумрудные деревья, такие же песчаного цвета скалы, такая же приятная глазу лазурь  там, где суша заканчивалась совершенно внезапно и начиналось море. Однако Клинт и Ванда искали среди этих островов отнюдь не место для счастливого пляжного отдыха - тогда бы они куда ближе держались левого борта и этих небольших спокойных деревушек и тихих заводей. Они искали то, что разительно выделялось на фоне, но к чему местные жители уже давно привыкли. Белые арки высотой в несколько метров с зияющими чернотой дырами. Это были бывшие ангары для подводных лодок республики Югославия, которые, уже после того как республика распалась, стали не нужны: часть подводных лодок была потеряна, остальные были переведены на другие военно-морские базы. Когда -то средиземный флот Югославии представлял реальную силу, сейчас в качестве напоминания об этой силе были лишь эти черные дыры в скалах. Большинство этих дыр были слева, в континентальной части, и мимо их лодки уже несколько раз проплывали пароходы с туристами, свешивающимися из-за борта и фоткающими все вокруг. В такие моменты они держались подальше и притворялись, что они всего лишь местные рыбаки - благо, сверток с луком и колчаном, заботливо укрытый брезентом от соленого воздуха и водяных брызг, вполне смахивал на чехол с удочками. Ванда сидела на носу лодки, и ее боевое облачение в виде красной кожаной куртки, которое в любой другой ситуации выдало бы в ней не местную, хорошо гармонировало с ее восточноевропейскими чертами. В конце концов, Соковия и Хорватия не так далеко друг от друга расположены. Лишнего внимания они не привлекали, а если что то уходили вправо, ближе к следующим островам.
Клинт сверился по датчику ЩИТа, встроенному в очки - красная точка сияла перед ним небольшим маячком.
- Мы скоро прибудем на место, готовься, - голосом он постарался заглушить рев мотора лодки, но получилось так себе. За последние сорок минут его уши уже привыкли к этому шуму, однако стоило им заговорить как он переставал слышать себя. Это отчасти напоминало ему его детство, когда он с трудом мог расслышать своих родителей и брата. Когда он родился, он мог слышать только 80% звуков вокруг себя. Он не мог слышать без слухового аппарата и изначально общался, читая по губам. Уже став работать на ЩИТ он смог позволить себе операцию, чтобы вернуть слух, и теперь его чуткости мог позавидовать любой, но именно подобные ситуации навевали неприятные воспоминания. Воспоминания шума и невозможности услышать свой голос. Столько лет работы - а он всё равно не мог к этому привыкнуть и чувствовал себя неуютно - он научился с иронией относиться к любым слабостям, кроме этой. Даже оружие эпохи палеолита, лук и стрелы, представляли собой приятное усложнение его работы, придавали ей азарт, а во  глухота, напротив, все таки привносило ненужное чувство беспомощности. Но, над чем нельзя поиронизировать, то можно отогнать, и Клинт отогнал от себя эту мысль, решив сконцентрироваться на задании.
Их высадили в  Задаре и отправили на Юг, в сторону Дубровника. Вновь возрожденный ЩИТ только собирал по крупицам ту информацию, что осталась после владений Гидры, и спустя несколько месяцев расшифровки, смогли уточнить примерные координаты одного из убежищ террористов, находящихся в ведении Штрукера - здесь, в Хорватии. После того, как посох Локи оказался у потомственного барона в руках, он активно начал исследовать возможности биоинженерии. Ванда и Пьетро, встреченные впервые в Соковии, были, предположительно, самыми удачными из его экспериментов. А сколько их еще было? После Альтрона данные архивов Штрукера исчезли, сам Штрукер был мертв. База в Хорватии была одной из немногих зацепок и чуть ли не единственной, которую можно было обнаружить по координатам. Они не знали, были ли на базе оперативники или она была пуста. Они не знали, что именно их ждёт внутри. И именно это Клинту нравилось меньше всего - неизвестность. Он взглянул на Ванду - она сама вызвалась поехать с ним, но Клинт мог понять, насколько личное для неё это дело. Пусть они с братом и добровольно согласились на эксперименты ради сил, они были чуть ли не единственными такими подопытными. По данным разведки, гидра в течение нескольких лет, с 2014 года, похищала детей местных рыбаков. Во всяком случае, это был закономерный вывод, официально дети пропадали в лесах или падали с обрыва в море, а то и, увлекшись, заплывали в доки подводных лодок и не находили потом дороги назад - говорят, в этих заброшенных подземных базах, выдолбленных в скалах, был настоящий лабиринт. Живы ли эти дети или нет - никто сказать не мог. Их вполне могли вывезти или убить после смерти Штрукера. В любом случае, базу Гидры нельзя было оставлять без внимания.
Лодка дернулась на приливной волне и Клинт чуть повернул ручку руля. Если бы не его очки, солнце бы его ослепило и он бы никогда не увидел у следующего острова именно то, зачем они приехали. Небольшую белую арку и черным проёмом, незаметно расположившуюся между скал. Бартон оценил проворство гидры - этот док был расположен вдали от других, при этом внутри достаточно большого острова и, что самое главное, вдали от традиционных круизных маршрутов. На километр вокруг - ничего, кроме гнездовья ласточек в скалах да зеленого леса сверху. Клинт заглушил мотор и переместился на нос лодки - туда же, где сидела Ванда. Приблизил фокус на очках - однако тьма ангара так и не дала ничего разглядеть. Сверху же, там где росли многочисленное деревья, охраны видно не было.
- Судя по всему, нам туда, - Клинт вернул фокус на очках в привычное состояние и вернулся на место рулевого, - будь на чеку и смотри, чтобы кто-нибудь не высунулся сверху, - он чуть улыбнулся, отчасти грустно, - мы же не хотим, чтобы нас заметили.
Лодка прошла тихим ходом к арке. При близком рассмотрении, ослепительно-белый камень оказался изрядно замшелым, поросшим мохом снизу, а в темноте начали проглядываться очертания пристани для подводных лодок. Небольшая моторная лодка ЩИТа была куда меньше любой подводной лодки, однако Бартон все-таки умудрился накинуть веревку на остатки решетки. Решетка была старой, насквозь проржавевшей, скрипящей, сверху на ней болтался желтый потускневший знак - то лине плавай там, где стоят подлодки, то ли не суйся туда, где стоят военные. Так или иначе, их здесь не ждали что 50 лет назад, что сейчас. Впереди, за покрытым мхом пирсом, была только темнота. Из этой темноты пахло холодом, сыростью и забвением, слышно было только капли воды где-то вдалеке. Если это и была активная база Гидры, то признаков жизни она пока не подавала. Клинт достал из-под брезента лук и нацепил колчан на спину, а затем протянул Ванде руку, чтобы помочь выбраться.  Какая бы тайна их не ждала впереди, до неё еще предстояло добраться.

+2


Вы здесь » nuclear » heads i win, tails you lose » mercy in darkness;