на ядерной пустоши нет места таким как мы.
у тебя нет имени и нет родины, ты не знаешь дома, в который мог бы вернуться, но ты все ещё дышишь — все ещё можешь обрести себя заново. на пересечении вселенных ты считаешь минуты до судного дня, и счёт снова идёт на единицы: среди бесконечности развилок определишь ли для себя правильный путь?
доброй дороги, путник, и не смей забывать, у выживания нет цены.

nuclear

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » nuclear » deus exit machina » demons


demons

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

DEMONS
поговори со мной о том, что скрыто за замками

http://sa.uploads.ru/t/N0JMX.gif http://s4.uploads.ru/t/huVce.gif
http://s9.uploads.ru/t/EKSFo.gif http://s7.uploads.ru/t/lbKPX.gif

steve harrington & jonathan byers

время, место и прочие условия.

♯ Диана Арбенина  – Демоны

возвращайся скорее домой
у каждого свои демоны
возвращайся скорее домой
и укрой себя мной
чтобы вылечить раны.

[nick]Jonathan Byers[/nick][status]депрессивное чмо[/status][icon]https://78.media.tumblr.com/0ddac3869b4e74053403a6357cde687b/tumblr_ozbphtMJA51qfgef2o6_250.gif[/icon][sign].[/sign][lzv]<font face="Century Gothic Regular" size="3"><b><a href="cc">[STRANGER THINGS]</a></b></font><center><IMG SRC="http://funkyimg.com/i/2C3Dj.png"></center><div class text align="justify">любимец твоих дьяволов</div><center><IMG SRC="http://funkyimg.com/i/2C3Dj.png"></center>[/lzv]

+3

2

Стив вырывает себя из зыбкого, топкого кошмара и долго лежит, пытается выровнять заполошное дыхание, пытается не уснуть снова, потому что знает - закроет глаза и кошмар вернется, вернется мучительное ощущение собственного бессилия, та тщетность движений дурного сна, в котором ты словно продавливаешь каждый шаг, а дыхание за твоей спиной все ближе и... Стив, блядь, ненавидит себя за этот ужас, впитавшийся в кости, ненавидит и презирает, потому что каждую ночь оно возвращается.

Та тварь, что утащила лучшую - пусть и слегка занудную - подругу Нэнси и, кажется, кучу других людей.

Которая корчилась, сгорая в огне, но сумела сбежать.

На часах едва час ночи, но Стив уже знает, что больше не уснет, что промучается в нагревшейся кошмаром постели до утра, до момента, когда вялое зимнее солнце пробьется через тяжелые шторы и разрешит вставать, идти в душ, смывая тонкую пленку ночного пота, чистить зубы в надежде избавиться от кислого приступа страха и улыбаться матери за накрытым столом, с которого придется съесть хоть что-то, переваривая с трудом тошноту, а после провести целый день в школе, ловить полное невнимание ушедшей в себя и не вернувшейся Нэнси, писать какие-то ебучие тесты и стараться не уснуть снова, спасаясь лишь сигаретами за школой и крепким кофе в кафетерии, спасибо тебе, Господи, хотя бы за него, если ничем иным порадовать не можешь.

Стив не знает, к кому с этим всем идти. Нэнси охладела к нему слишком резко сразу после неудачного Рождества, матери он и подумать не может заикнуться о тех тварях, которые, оказывается, живут не только в воображении задротов вроде Джонатана, отца тем более волнует только его спортивная стипендия, а не мешки под глазами. Стив тихо одевается, чтобы выбраться из окна в холодную зимнюю ночь, потому что еще немного в его комнате - и он точно рехнется, сорвется, попытается расколотить хоть что-нибудь, вымещая страх и ярость на самого себя, оказавшегося слишком ломким, слишком девчонкой, чтобы справиться с собой не на адреналиновой вспышке, а в каждом тоскливом и слишком одиноком дне. Стив словно оказывается на месте прокаженного, на месте какого-нибудь неудачника вроде Джонатана, который, напротив, кажется, светится рождественской игрушкой, вернув брата с того света.

Выталкивает - иначе никак, перебудит весь дом, - машину из гаража.

Прогревает двигатель, клянет себя, что не оделся теплее, трет ладони друг о друга и дышит в шарф, подумывает о том, чтобы вернуться и попробовать поспать, но одна лишь мысль о той трещине на потолке, которую изучал уже несколько недель, вводит в состояние отрицания и нежелания возвращаться. Дом возвышается громадой, ярко освещенный фонарями, стиснутый с краев такими же аккуратными соседями, американская мечта, в которой Стив теперь не находит себе места.

Он снимает машину с ручника и прожимает сцепление.

Не проверяет бензин, оттого и застревает получасом позже посреди чертового леса, и где-то в этот момент Стив понимает, что почти добрался до дома Байерсов, ведомый бессознательным инстинктом, или сравнением себя с Джонатаном, оказавшимся победителем, или, быть может, представив Нэнси в его спальне? Против ожидаемого Стив слишком измотан, чтобы разозлиться на эту фантазию, и, так как ночной холод начинает пробираться в машину, вытаскивает свою задницу на открытый воздух.

Трасса освещена редкими фонарями, подъезд к чужому дому - нет, но на крыльце желтая лампа в металлическом оплетке ведет к себе Стива, и он, конечно, не решается постучать, потому что миссис Байерс - оголтелая совершенно женщина, и Стив не может придумать ни одной фразы, которой можно разумно объяснить ей свое появление. Поэтому он обходит домой, заглядывая издалека в окна. Удобно. Не нужно лезть на второй этаж, как пришлось бы, заявись Стив к Нэнси. Херово: потому что барабанит по стеклу он в итоге наугад и старается не думать, как выглядит сейчас со стороны, в три часа ночи рабочей среды решивший заявиться в гости к не-другу, который один раз успел его избить - и с которым они потом уже вдвоем попытались сжечь заживо какое-то отродье из ночных кошмаров, похищающее детей и - спокойный сон будущего короля выпускного бала.[icon]https://i.imgur.com/c9QJxlS.gif[/icon][status]shitty boy/friend[/status][nick]steve harrington[/nick][lzv]<font face="Century Gothic Regular" size="3"><b><a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">[stranger things]</a></b></font><center><IMG SRC="http://funkyimg.com/i/2C3Dj.png"></center><div class text align="justify">И лето станет южной теплой зимой</div><center><IMG SRC="http://funkyimg.com/i/2C3Dj.png"></center>[/lzv]

+2

3

Дверь за матерью закрывается, не создавая лишнего шума, дабы не разбудить спящего через стену Уилла, шаги быстро затихают в конце коридора. Только убедившись, что она действительно отправилась в свою комнату, Джонатан позволяет себе пошевелится и громко выдыхает, скользя пальцами по волосам в том месте, где их касалась мать, желая хороших снов. Переживает. На душе от этого мерзко, неприятно, вина выжигает хорошие эмоции, пережитые днем, оставляя негатив. Джойс и так чуть не сошла с ума, когда пропал Уилл, так теперь она буквально бледнеет на глазах, замечая синяки под его глазами и вымученный вид. Джонатан меньше всего хочет, чтобы она заостряла на этом внимание, но когда все шло по его плану? Уилл тоже видит все это, иначе зачем бы на его кровати оказался тот самый диск, который он для него же записал.

В эту семью, кажется, он приносит только плохое.

Байерс просто не может уснуть, в этом нет ничего необычного, не после того как он прошел ад наяву, сражаясь с ужасом во плоти в своей гостиной. Это самое безобидное, что могло бы вообще с ним произойти. Проблемы с бессонницей были и раньше. Сперва благодаря отцу, заставившего его испачкать руки в крови невинного животного, потом благодаря его же уходу они возобновились. Стало лучше ненадолго и вновь хуже из-за пережитого стресса в школе - он часто не мог заставить себя провалиться в спасительную темноту, где не чувствовались бы на спине эти косые, насмешливые взгляды. Впечатлительность не была и не будет его хорошей стороной. Джонатан дергается от каждого резкого шума и вглядывается в темноту с опаской, будто бы что-то может его схватить.

Да, самое время узнать что монстры реальны и действительно могут тебя сожрать, если попадешься им на глаза. Монмтры реальны, а вот Джонатан не был героем, так им и не стал. Бессонница это доказывает, как бы говоря, что все действия, даже во благо, наказуемы.

Комната тускло освещается лампой, кажется, что он в полнейшей безопасности. Но вот он этого не чувствует. С тех пор, как все закончилось - постоянное гнетущее напряжение, не отпускающее не минуту. Байерс вытягивается на неудобной кровати, тянется к стопке учебников, хватая самый верхний. Биология. Он любил ее, любил так же как когда-то Барбара, которой — в отличии от них всех, — не повезло. В горле ощущается вставший ком, воспоминания давят психологически. Он ее почти не знал, они здоровались и сидели вместе на уроке, но друзьями их нельзя было назвать. Он ее почти не знал, но чувствует скорбь, пробивающую легкие.

Черт. Черт. Черт. Не хватало еще разреветься, как девчонка.

От громкого стука в окно он вздрагивает, вскидывая голову и выронив учебник. Это не ветер, это… лучше бы был ветер. Силуэт Харрингтона не узнать трудно, только вот это не ответ на то какого черта он здесь забыл ночью. В коридоре раздается странный шум, заставивший Джонатана чуть ли не подлететь к окну, распахивая ее насквозь и вздрагивая от холодного воздуха. Спрятать-то незванного гостя будет проще, чем объяснить что он делает у них под окнами.

— Что ты тут делаешь? — в лоб задает он вопрос и тут же прячет глаза, словно бы тот застал его за чем-то постыдным. Слава богу, нет, но и знать о том, что от Лонни осталось пару журналов с откровенными картинками, Стиву тоже не стоит. Ему вообще лучше бы не быть здесь, не быть вообще и не становится частью и без того проебанной Байерсом жизни. Послать его язык только не поворачивается. Начинающаяся было истерика была им невозмутимо прервана, так что… это нормально, что он чувствует благодарность к нему?
 
От окна Джонатан отходит, позволяя все же попасть Стиву в свою обитель. Слава богу опять же, убирается он всегда и нет ничего, что могло бы ввергнуть в неловкую ситуацию эту странность. Стив Харрингтон в его комнате, кто бы мог подумать. Мечта всех девчонок выбрал не кого-то, не Нэнси, а его. Льстит.
Какими ветрами? ― поднимая учебник и ставя то на законное место, спрашивает Джонатан и медленно оборачивается, скрещивая руки на груди. А потом замечает. То, что видел в отражении каждое утро - измученность и обреченность во взгляде, идущую комплектом с синяками под глазами. Кто бы мог подумать что с ними всеми так все херово…
[nick]Jonathan Byers[/nick][status]депрессивное чмо[/status][icon]https://78.media.tumblr.com/0ddac3869b4e74053403a6357cde687b/tumblr_ozbphtMJA51qfgef2o6_250.gif[/icon][sign].[/sign][lzv]<font face="Century Gothic Regular" size="3"><b><a href="cc">[STRANGER THINGS]</a></b></font><center><IMG SRC="http://funkyimg.com/i/2C3Dj.png"></center><div class text align="justify">любимец твоих дьяволов</div><center><IMG SRC="http://funkyimg.com/i/2C3Dj.png"></center>[/lzv]

+1

4

- Бензин закончился, - кратко поясняет Стив, выбирает самый безопасный ответ, потому что куда проще оправдаться собственной безалаберностью, чем пускаться в пространные объяснения, что он тут посреди ночи забыл у дома Байерсов, тем более, что Стив, кажется, и сам ответа на вопрос не знает. Он ругается сквозь зубы, прячет неловкость, закрывая за собой окно, отсекая холод, и снег, и темноту: становится легче дышать. Не торопится раздеваться, топчется у подоконника, понимая, что обледеневшие ботинки начинают подтаивать.

Но Джонатан не предлагает раздеться, смотрит, как всегда, исподлобья, диким зверенышем, заранее готовым огрызнуться.

Уклоняясь, как ниндзя, от неловкого молчания, Стив обегает взглядом комнату. Разительно отличается от его собственной, минимум лишних вещей, слишком много книг, фотографии. Чего еще ожидать от задрота вроде Джонатана? Стив бы не удивился, увидь его спящим в обнимку с камерой или каким-нибудь особенно толстым томом сочинений давно перегнившего писателя. Джонатан... странный. Стив плохо помнит Байерса в младших классах, он был слишком занят, стараясь попасть в школьную футбольную команду как можно раньше, но почему-то почти уверен: тогда с ним тоже особо не общались. Есть люди, к которым тянешься, каким бы говном они не были, а есть те, от кого шарахаешься, сверяя пометки свой-чужой и убеждаясь - вне круга общения. Лишний. Слишком отличается. Но Джонатан, кажется, научился жить со своими особенностями, едва ли не выпячивая их: "я странный, и что вы мне сделаете?" и разгуливая по школе с тем самым раздражающим всех нормальных людей видом, что Стив, честно, удивлен, почему тот не ввязывается в драки еще чаще.

Минута идет за минутой, наконец, Стив, понимая, что его вряд ли выгонят обратно на мороз - есть же сердце и у этого недоотбивателя чужих девушек! - стягивает сначала шапку, потом разматывает шарф, снимает куртку и бросает ее на подоконник, помечает территорию, решает за двоих. Ложная скромность, навязанная долгой дорогой в никуда, отступает, и Стив устраивается на чужой кровати, смотрит на Джонатана прежним чуть нахальным взглядом и приглаживает растрепавшиеся волосы.

- Дай списать математику, - просит Стив и не сдерживает смешка, когда ловит выразительный взгляд. Поднимает ладони, - шучу. Черт, Байерс, у тебя отстойное чувство юмора.

Стив готов проговорить хоть всю ночь, потому что даже Джонатан лучший собеседник, чем любой шанс новых кошмаров, и в неловкой ужасно ситуации - притащиться в дом чувака, который выбил из тебя все дерьмо, а потом вы на троих с твоей бывшей девушкой сражались с Чужим каким-то - Стив чувствует себя в разы комфортнее, чем в собственной кровати, потому что здесь он, по крайней мере, может перехватить инициативу, а не ощущать горчащую на языке беспомощность.

Но.

Но Стив не мудак. И он не спрашивает: а ты-то какого хера не спал? И он не спрашивает: откуда эти мешки под глазами, Джонатан?

Он не спрашивает: ты тоже, Джонни-бой, вместе со мной в этой заднице?[icon]https://i.imgur.com/c9QJxlS.gif[/icon][status]shitty boy/friend[/status][nick]steve harrington[/nick][lzv]<font face="Century Gothic Regular" size="3"><b><a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">[stranger things]</a></b></font><center><IMG SRC="http://funkyimg.com/i/2C3Dj.png"></center><div class text align="justify">И лето станет южной теплой зимой</div><center><IMG SRC="http://funkyimg.com/i/2C3Dj.png"></center>[/lzv]

+1


Вы здесь » nuclear » deus exit machina » demons