на ядерной пустоши нет места таким как мы.
у тебя нет имени и нет родины, ты не знаешь дома, в который мог бы вернуться, но ты все ещё дышишь — все ещё можешь обрести себя заново. на пересечении вселенных ты считаешь минуты до судного дня, и счёт снова идёт на единицы: среди бесконечности развилок определишь ли для себя правильный путь?
доброй дороги, путник, и не смей забывать, у выживания нет цены.

nuclear

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » nuclear » heads i win, tails you lose » silent killer


silent killer

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

silent killer
[indent]  [indent]wanna feel the good
[indent] wanna feel the bad, feel it all
[indent]  [indent] got a human heart
[indent]  [indent]i'ma let that fly and fall
[indent]  [indent]when I feel i n s a n e

http://s4.uplds.ru/t/OZjE1.png http://s5.uplds.ru/t/PDbtL.png http://sg.uplds.ru/t/CGtgz.png

natalia romanova & steve rogers

february, 23 in egypt, cairo

♯ alexina - silent killer

Капитан Роджерс и агент Романофф получают задание перехватить египетского дипломата, который намеревается продать важную информацию террористам.

Отредактировано Steven Rogers (2018-05-21 09:55:41)

+3

2

Обжигающее египетское солнце ослепляло торговцев на рынке Хан аль-Халили, сотни туристов слонялись туда-сюда в поисках диковинных сувениров и особых местных деликатесов. Они пытались хоть ненадолго стать теми, кем не являлись - большими авантюристами и исследователями. Этот рынок считался самым большим в Африке, легкое место чтобы скрыть удачную сделку. В большинстве люди здесь были недалекими. Они могли ненавидеть правительство и олигархию, но никогда бы не узнали ни одного из них на своих улицах. Любой, даже довольно известный политик мог скрыться в стенах старой чайной или в магазинчике со специями, ничего необычного... Туристы, суета, вечный гомон переполненных улиц, это место было идеальным, и Наташа про себя подметила, что и сама бы выбрала похожее место. Легко скрыться и легко провернуть сделку у всех на виду. Также она знала, что здесь довольно легко можно было расставить снайперов на втором этаже, куда люди обычно даже не заглядывали.
Хазем Аль-Баблауи был мужичком стареньким, но власть любил уж слишком сильно. Ему пришлось уйти в отставку из-за государственного переворота, а в таких случаях ты редко отдаешь управление страной по собственной воле. Напоследок старик наворовал достаточно государственных и военных тайн, чтобы обеспечить себе безбедные несколько лет, а новой власти устроить новые проблемы. Вот только террористов не тех выбрал. Отдельная ячейка была тесно связана с Аль-Джихадом и
Айманом аз-Завахири. Людьми они были страшными и уже стояли за покушением на убийство одного из предыдущих президентов Египта. Наташа к сожалению не участвовала в перехвате, но многое слышала. Даже её советские "друзья" пытались вмешаться, будучи тесно связанными с египетским правительством в прошлом веке. Казалось бы, куда они не успели влезть...
Их задача была довольно простой - перехватить Аль-Баблауи и схватить приближенного к Айману аз-Завахири. Две ценные фигуры, крайне полезная информация для ЩИТа и сотни (а может и тысячи) спасенных жизней в результате. Задание казалось довольно важным, из разряда её любимых. Романовой нравилось участвовать в переворотах, обычно на стороне хороших парней, ей нравилась шпионская работа, это тонкое искусство, которому девушку учили всю её жизнь. Перехват, обезоруживание и этот азарт, захватывающий с головой. Она наслаждалась этим, любой бы смог это заметить.
Наташа сидела поодаль, в одном из чайных домов, с покрытой головой и очками на пол лица. Палящее каирское солнце её не так сильно напрягало, как других ребят из группы, вынужденных прятать бронежилеты и амуницию под хиджабами и другим народным убранством. Люди в спец одежде вызывали здесь подозрение, особенно после недавних событий, не стоит обострять их внимание на ненужных вещах. Спокойно попивая свой мерзкий мятный чай, Наталья пыталась выискать в толпе подозрительные лица, слишком нервных или слишком расслабленных людей. Она каким-то образом всегда могла распознать своего, агенты её закалки выдавали себя походкой, взглядом, выражением лица. Другие могли этого не замечать, но Наташа слишком тесно работала с такими личностями, чтобы пропустить одного из них в толпе туристов.
- Наслаждаешься отпуском? - нежно проговорила Романова, активируя свой коммуникатор. Она знала, что где-то в стороне Мечети Аль-Хуссейн, вместе со второй группой, их ждал Стивен. Эта миссия немного затягивалась и другие начинали уже нервничать, но Наташа оставалась довольной. Она знала, каким был Хазем, ему нужно было собраться с силами и таки решиться на государственную измену. Почему бы не воспользоваться этим временем, чтобы немного встряхнуть капитана? По правде говоря, Наталье нравилось дергать за ниточки, находить темы, максимально не комфортные для Роджерса. Естественно, в пределах разумного. Обычно темы о личной жизни воспринимались им остро и с ноткой застенчивости, Нат словно со скромным подростком общалась. Но со временем Стив научился парировать её остроты и стал отвечать тем же, это немного оживило совместные миссии. Ей казалось, что благодаря общению девушка сможет наладить некую связь, полезную на будущее. В конце концов они были не только агентами ЩИТа, а еще и Мстителями. Там командная работа ценится даже немножечко больше.
Взгляд Романовой на минутку был прикован к молодой паре, целующейся у лавки с фарфором. Старый продавец смотрел на парочку туристов с пренебрежением, ему не нравилось такое открытое проявление чувств.
- Как твоя личная жизнь, Роджерс? Успел кого-то найти на субботний вечер? У нас как раз выходной. - идея появилась внезапно, но почти сразу понравилась Нат. Пусть поразмышляет об этом, ни Хазема, ни приспешников аз-Завахири они просто так не пропустят. А время скоротать вполне можно, не сувениры ж ей рассматривать...
Остальная часть команды их разговор не слышала, но они знали, что сейчас происходило. Команду Романова собрала еще год назад, вместе со Стивом. Ребята были довольно хорошими для своего возраста, некоторые родились в Каире, это место было им домом. Благодаря агенту Давид снайперы смогли найти максимально удобные позиции, а Роджерсу предоставили прекрасное место для засады. С меньшим количеством людей, а значит с меньшей вероятностью сопутствующего ущерба в случае перестрелки, мирные жители и без того настрадались.
Наконец-то в толпе она замечает знакомое движение, аль-Баблауи стремился на место сбора с небольшой сумкой, крепко прижатой к груди. Он обливался потом, глаза нервно бегали вокруг. Продавать государственные тайны не так-то просто, как к примеру ту же фарфоровую посуду. Он не знал, на что шел, но было уже поздно. Наталья скрыла хитрую улыбку за стаканом с чаем и дала еле заметный сигнал команде, те должны были не упускать Хазема из виду, пока Романова продолжала выискивать чужаков среди полчищ туристов.

+2

3

Кто бы там что не говорил, а Стивену Роджерсу арабская одежда явно была не к лицу. Вообще, он сторонник одеяний практичных и удобных, таких, в которых можно с лёгкостью повернуться в любую сторону в считанные секунды, запрыгнуть на большую высоту, или, наоборот, спрыгнуть с высоты вниз, и даже нырнуть в воду, если сильно прижмёт. Но такая одежда, а в случае Капитана это его привычный эластичный костюм, который он неизменно надевал на каждую миссию, привлекла бы лишнее внимание здесь, в Каире, где им ни в коем случае нельзя было попадаться на глаза раньше времени. Зато галабеи, которые язык Стива всё чесался назвать «платьями», были тут явно в приоритете, и не вызывали совершенно никаких подозрений. Но они были жутко неудобными, по крайней мере для Стивена и команды точно. Сковывали движение, развивались по ветру и путались в ногах. Разве это подходящая одежда для миссии? Стивен даже заметил, что каждое из таких «платьев» отлично от другого, пусть на первый взгляд они были идентичны и, чем он дольше наблюдал за здешними жителями, тем больше разнообразных форм и цветов замечал. Хотя очевидными фаворитами среди мужчин здесь оставались минималистичные белый и коричневый цвета. Сам же Роджерс был облачён в такую же галабею, белого цвета, а под ней –  в укороченные, свободные штаны, которые призваны защищать египтян от песка, но использовались Капитаном и его командой не по назначению (они прятали в широких штанинах оружие), и бронежилет, надетый под белую водолазку, чтобы не просвечивал. Может быть, выглядели они не совсем правдоподобно, но сейчас, сидя в засаде, поздно было об этом говорить. А в ходе последующего захвата так и вовсе до одежды дела не будет. На голове Капитана была арафатка, но даже она не могла полностью скрыть его лицо от яркого, палящего солнца, которое быстро начало его раздражать. Впрочем, команда тоже постепенно растрачивала свой боевой дух, насколько это мог наблюдать Стивен. Им было жарко, и многие плохо себя чувствовали в такую жаркую погоду, особенно учитывая то, что под галабеей у каждого бронежилет и куча оружия.
Агенты сидели в засаде уже долгое время, и ждали появления террористов, чтобы перехватить их раньше, чем они доберутся до рынка и купят важную информацию у аль-Баблауи, который в это самое время должен был быть под прицелом у Наташи и части команды, которая отправилась следом за Романофф. За неё Стив совершенно не переживал, потому что Нат – профессионал своего дела. Сомнения у него возникали лишь по поводу остальных агентов, которые были практически на грани измождения. Значит, надеется ни на кого нельзя. В этом случае очень хорошо, что в своих коммуникаторах Наташа и Стив слышат только друг друга, и полагаться могут только друг на друга. Была и другая частота, на которой Роджерс переговаривался со своими, но вскоре надобность в этом отпала, как раз тогда, когда они оказались в засаде, и вести себя нужно было как можно тише.
Их миссия была достаточно простой и примитивной, но любая малейшая ошибка могла привести к её краху. Преимущество, правда, пока было на их стороне – террористы и не подразумевали, что кто-то раскусил их план, и собирается вот-вот помешать, и крайне важно было постараться их не спугнуть. На кону была очень серьёзная информация, которая, попади не в те руки, натворит бед. Так что агенты разделились, и сейчас каждый выполнял свою часть миссии. В коммуникаторе Стивена заговорила Нат, вырвав его из бесконечного потока мыслей, в которые он успел погрузиться какое-то время назад. Роджерс был рад услышать знакомый голос, потому что сидеть в полнейшей тишине под палящим солнцем, дыша раскалённым песком, ему порядком надоело.
Если это отпуск, то я – Тони Старк, – Роджерс усмехается, и разминает шею, которая затекает после долгого отсутствия движения. Он указывает на вещи, совершенно противоположные: он и Тони Старк, отпуск и миссия по захвату в Египте. Едва ли это действительно можно было назвать отпуском. Кэп вновь оглядывает периметр, отмечая, что, по сути, тут не так уж и плохо, если, конечно же, приезжать не с целью перехватить опасную группировку и устроить очередную перестрелку. – Возможно, однажды, нам удастся вырваться, и действительно отдохнуть здесь, что скажешь? – Пожалуй, это звучало чуть менее правдоподобно, чем в голове Стива, когда он озвучил мысль Наталье.  – Подумай только, никаких перестрелок, террористов и предателей. Скукотища.
Роджерс позволил себе ещё раз усмехнуться и снова ненадолго погрузиться в мысли. Он ярко представил себе эту картину: два агента уезжают в отпуск из Щ.И.Т.а, позабыв о всяких миссиях и заданиях, и посвящают время самим себе, нежась под лучиками солнца и потягивая коктейли. Ну нет, такому точно никогда не бывать. Не в этой жизни.  Романова снова заговорила, на этот раз про личную жизнь Стива. Мужчина снисходительно покачал головой, и, кажется, даже немного смутился. Кто-кто, а Романофф точно знала, на какие темы говорить со Стивеном, чтобы поставить его в неловкое положение.
С моей личной жизнью все в порядке, но я рад, что ты о ней так заботишься, Нат. – Роджерс задумался, когда он последний раз ходил на свидания, но тут же прервал себя, вспомнив, что ему и без свиданий достаточно спокойно живётся.  – Боюсь разочаровать кого-нибудь. Вдруг, Стив Роджерс окажется, на самом деле, совсем не таким, как Капитан Америка? – Стиву больше не хотелось разбитых сердец: ни своего собственного, ни чьих-либо ещё. А в том положении, в котором находился он: Мститель, агент Щ.И.Т.а, борец за справедливость, готовый в любое время дня и ночи сорваться и побежать спасать мир, едва ли вообще возможно построить хоть немного прочные отношения с кем-то. А если изначально понятно, что невозможно, то зачем пытаться и обнадёживать себя? – А может быть я просто не хочу устраивать свою личную жизнь. Чем плохо одиночество? – Как бы Стивен не старался выгнать навязчивую мысль из головы, она колокольчиком звенела где-то сверху, и, невольно, Роджерс всё-таки коснулся её. Пэгги Картер. Его первая любовь. Женщина, которую он обрёл, и тут же потерял. А потом вновь нашёл, но понял, что это была лишь иллюзия, в тот же миг растворившаяся. Разве это не достаточно весомый аргумент, почему Стивену вовсе не хочется налаживать свою личную жизнь?

+1


Вы здесь » nuclear » heads i win, tails you lose » silent killer