на ядерной пустоши нет места таким как мы.
у тебя нет имени и нет родины, ты не знаешь дома, в который мог бы вернуться, но ты все ещё дышишь — все ещё можешь обрести себя заново. на пересечении вселенных ты считаешь минуты до судного дня, и счёт снова идёт на единицы: среди бесконечности развилок определишь ли для себя правильный путь?
доброй дороги, путник, и не смей забывать, у выживания нет цены.

nuclear

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » nuclear » deus exit machina » 50 shades of osborn


50 shades of osborn

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

50 shades of osborn
love me like you do with your french models

http://sh.uploads.ru/t/84do0.png

peter "slap me not" parker, harry "buyin ma bitch a helicopter" osborn

тем летом Питеру исполнилось девятнадцать и в его квартире появились макбук, плазма и новый диван;
тем летом Гарри впервые привел мальчика домой;

♯ the weeknd - earned It

на фуршетах ходит слух, что Озборну-младшему нравятся девочки попроще; Озборн-младший ядовито улыбается, сверкает в свете софитов с девочкой за полторы тысячи долларов и платит ей три сверху за молчание; а в редакции говорят, что Паркер наверняка встречается с опасной дамочкой постарше; Паркер краснеет по уши, хранит под подушкой ремень и цепенеет, когда Озборн провожает его до ближайшей кофейни после интервью; тут сразу не поймёшь, дело в слухах, в горячем-горячем кофе, в том, что, отхлынув от лица, кровь приливает к более интимным берегам?

+4

2

Паркер - его маленькая грязная тайна.

На самом деле, едва ли Гарри что-то грозит, если их отношения с Питером всплывут в прессе. Скандалы сейчас в моде, и это не будет харрасментом, потому что чертов упрямец, конечно, не собирается на него работать, и всё это уже юридически законно, потому что закреплено договором и длится всего полгода, то есть, нет, он не растлевал несовершеннолетних, выкусите, СМИ. Но. Если правда выплывет наружу, то Паркера придется делить с папарацци, и его доверчивые глаза и чуть растерянная улыбка станут достоянием общественности.

А потом кто-нибудь решит, что Паркера у Гарри нужно забрать, и он снова останется ни с чем.

Нет, спасибо, он это уже проходил, поэтому прячет Питера надежнее, чем код от своего сейфа. За полгода Гарри, сам от себя не ожидая, осваивает навыки шпиона: одноразовые телефоны, защищенные линии, встречи в закрытых клубах, он смотрит на Алека Лимаса в "Шпионе" и делает заметки, потому что прежде большая часть жизни Гарри нарочито выставлялась напоказ, и тем страннее прятать теперь самую главную свою одержимость, свою маленькую грязную тайну по имени Питер Паркер.

Питер приходит к нему с дурацким интервью - часть образа для благотворительности, и Гарри готовится к наискучнейшему часу или, если совсем не повезет - полутора часам банальных вопросов в стиле: "нравилось ли вам учиться в школе" или, быть может: "что говорит отец о ваших успехах", и да, никому не нужна откровенность и после заголовок в стиле: "Норману Озборну капитально насрать, чем занимается его сыночек в одном из вшивых филиалов, куда я его пристроил, чтобы убрать с глаз долой". В общем, Гарри нехотя поднимает глаза на вошедшего интервьюера, чей приход обозначила секретарша чуть ранее, и.

Пропадает.

- Мистер Паркер, - Гарри одаривает парня лучшей своей улыбкой, надеясь, что успевает скрыть хищный взгляд. Паркер смотрит прямо и открыто, ровно в глаза, находит их безошибочно и ловит на себя, словно актер на подмостках Бродвея. Гарри, ну, достаточно людей повидал в своей жизни, чтобы впадать в истерию с первого взгляда, ему не пятнадцать лет, в конце концов, но что-то цепляет в Паркере - выражение лица, мягкость черт, несобранный, несочетающийся гардероб?, - что-то, бьющее поддых. Гарри жмет протянутую руку и удерживает, наверное, чуть дольше, чем позволяют приличия, но этот... Питер, кажется, ничего не замечает.

+2

3

"Хорошо - это когда никто не знает", - хмыкает отец в трубку телефона в среднем раз в месяц, и маленький Питер, беззубо улыбаясь, повторяет про себя. Хорошо это когда никто не строчит скандальную статью в местную газету. Хорошо это когда на третьей странице договора пропущена запятая, но знает об этом только Питер. Когда никто, никому, ничего...

Питер, правда, совсем не такой, как папа, и в узенькое родительское "никто" он всовывает себя, его, до кучи ещё - Мэри Джейн. Она радуется, но не слишком - иногда Паркер прислушивается к сердитому дыханию соседки и о превращается в злостный скрип шестерёнок, которые, отираясь друг о друга, вращают Джейн вокруг одной оси. Ось называется "а если бы" и воткнута одним своим концом в его, Питера, голову. Другим - в тот самый день. В день, когда всё было не по плану.

- Я подменю, - торопливо собираясь, бросает Питер. Он узнает об Озборне-младшем буквально всё, пока едет в автобусе и не успевает узнать о том, что поставил уродливую кляксу на подбородок перед самым выходом. Паркер* Паркеру рознь.
- Я не мисс Остин, это правда, - поправляет волосы Питер, и девушка с талией немецкой боевой осы встречается с ним взглядом, и выходит красноречивее, чем когда Эм бросила в него "ты в этом поедешь?" сквозь диванные подушки. Он, кажется, готов неуклюже пояснять до бесконечности - я Питер, я Паркер, я журналист малой руки с портфелем за сорок долларов, я...

- Я, - утвердительно крепит он на лоб мистеру Озборну прямое подтверждение собственной тупости и отчаянно пытается извлечь из тыквы, когда-то служившей ему мозгом, что-нибудь к случаю. Что-нибудь ёмкое. Что-нибудь из того, что сказал бы отец, друг отца, секретарь сводной сестры парня отца...что-то из того, что Питер непременно впитал бы с молоком французской модели, выпади ему шанс действительно вырасти в семье Старка. Наверное, тогда у него были бы такие же руки. Такие же потрясающие руки. Холодные, мягкие руки, едва ощутимо теплеющие в его собственных...собственной? Питер, приём? Он ловит это чувство - чувство стерильной ладони, нагреваевой его теплом, и отчаянно провисает.
- Я не с журфака, но подписан на четыре новостных рассылки. В одной вчера писали, что вам не нравятся итальянские рестораны. Это правда? Нет, правда, всем нравятся итальянские рестораны... - корчится в агониях его талант к репортёрству, горят в сумке бумаги с чётким указаниям, какие восемь с половиной вопросов он правда должен задать, пылают в огне уши Питера, который только что спустил в унитаз три месяца пиар-работы университетской редакции Эмс.

Глаза у Озборна холодные.

- У вас есть ручка? Мой паркер сегодня не в ударе... - нервничая, повышает голос он тридцать секунд спустя, когда злосчастная ручка дырявит один из листочков, но писать отказывается. Делает паузу, провожая взглядом свои будущее, гордость и дружбу с Остин. Давится смехом, когда уголок чужих губ еле уловимо дёргается наверх, юридически закрепляя - мальчик, смейся над своим каламбуром сколько хочешь.

*

импортная ручка

+2


Вы здесь » nuclear » deus exit machina » 50 shades of osborn