на ядерной пустоши нет места таким как мы.
у тебя нет имени и нет родины, ты не знаешь дома, в который мог бы вернуться, но ты все ещё дышишь — все ещё можешь обрести себя заново. на пересечении вселенных ты считаешь минуты до судного дня, и счёт снова идёт на единицы: среди бесконечности развилок определишь ли для себя правильный путь?
доброй дороги, путник, и не смей забывать, у выживания нет цены.

nuclearcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » nuclearcross » heads i win, tails you lose » когда бог был кроликом


когда бог был кроликом

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

когда бог был кроликом
http://s7.uploads.ru/UmQoV.jpg

albus & ariana

годрикова впадина, 1899

sara lov - there is a light that never goes out

— Как ты думаешь, а кролик может быть Богом?
— Лично я не знаю ни одной причины, по которой кролик не мог бы быть Богом.


[status]лаэрт[/status][lzv]<font face="Century Gothic Regular" size="3"><b><a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">[hp]</a></b></font><center><IMG SRC="http://funkyimg.com/i/2C3Dj.png"></center><div class text align="justify">охотник на монстров под кроватью</div><center><IMG SRC="http://funkyimg.com/i/2C3Dj.png"></center>[/lzv][icon]https://d.radikal.ru/d07/1805/58/a3bdb7cfcaca.jpg[/icon]

Отредактировано Albus Dumbledore (2018-05-22 22:05:19)

+3

2


На улице закончился дождь: пахнет мокрой травой и озоном. Вокруг дома растут тюльпаны; они пробиваются сквозь землю, бутоны ощупывают воздух, как маленькие рты улиток, затем набухают и раскрываются - огромные красные чаши, гладкие и блестящие, как атлас. Через неделю они завянут и осыпятся.

Альбус идет по мокрой дорожке вдоль каменной стены, окружающей сад. За ним на почтительном расстоянии летят чашка чая и глубокое фарфоровое блюдечко с засахаренными фиалками, которые пришли с совой из Тулузы прошлым вечером - подарок Элфиаса. Фиалки пересахарены, и во рту остается приторное послевкусие сиропа.

После третьей чашки чая он поднимается наверх будить Ариану и заплетать ей косы. В ее комнате душно - на ночь он закрывает окна и двери простым, но крепким заклинанием. Этому он научился в первую неделю лета. Аберфорту не нравятся его методы, но Аберфорт ничего не решает, и, что важнее, не предлагает лучших решений. Ариана все еще спит: золотые волосы стекают по голубому хлопку ее ночной сорочки, щеки порозовели от тепла, рот приоткрыт, обнажая ряд острых жемчужинок. В ее руках крепко сжат белый крольчонок, которого он принес ей на прошлой неделе. Крольчонок не вырывается, не ерзает, не дышит. Крольчонок мертв.

Он садится на край ее постели и касается крольчонка рукой, и тот исчезает, оставляя за собой фальшивый галлеон. Ариана корчит мордочку и пытается зарыться поглубже в одеяла, но Альбус держит ее за плечо.

- Доброе утро, принцесса, - шепчет он и гладит ее по волосам. - Пора вставать.

Ее волосы в его руках слабые, почти невесомые, когда он плетет ей косы: правый-левый, правый-левый. Аберфорта раздражает это тоскливое, методичное занятие, но его странным образом успокаивает. Ариана доедает остатки фиалок из его блюдечка и не вспоминает о кролике. Хорошее утро.

Когда косы заплетены и туго завязаны голубой атласной лентой, а ситцевое платье аккуратно уложено на спинке кровати, он спускается вниз, чтобы приготовить завтрак на двоих. Аберфорт не присоединится: он уходит рано утром и возвращается к полудню, чтобы Альбус мог передать ему Ариану и уйти: к Батильде, в лес, на речку, куда угодно. Куда угодно. Он смотрит на свое бледное отражение в серебряном кофейнике: фиолетовый синяк под глазом почти прошел, стал светло-лиловым, как кусты сирени или фиалки, которые доедает Ариана. Кухня наполнена запахом пионов, горьковато-сладким, как во время похорон матери.

Альбус закрывает лицо руками. Его окружают стены родительского дома, уходящие до самых небес, и он знает, что ему не выбраться отсюда никогда.

[status]лаэрт[/status][icon]https://d.radikal.ru/d07/1805/58/a3bdb7cfcaca.jpg[/icon][lzv]<font face="Century Gothic Regular" size="3"><b><a href="ССЫЛКА НА АНКЕТУ">[hp]</a></b></font><center><IMG SRC="http://funkyimg.com/i/2C3Dj.png"></center><div class text align="justify">охотник на монстров под кроватью</div><center><IMG SRC="http://funkyimg.com/i/2C3Dj.png"></center>[/lzv]

Отредактировано Albus Dumbledore (2018-05-27 23:24:04)

+3

3

Ариана любит тяжелый запах цветов и как солнечный свет скользит по лицу: ресницы опускаются, тепло целует веки, и красные маки распускаются перед глазами - солнце режет до точек, любит до запятых. Запах будоражит сознание, и тогда Ариана чувствует себя цельной под шутливое ворчание старших братьев (если прижаться к ним правым ухом, можно услышать, как скрепит часовой механизм, сквозь просвет стонет - страшно и долго). Это странно, но отчего-то люди в жизни Арианы все сплошь несчастливые.

Это странно. Мама и папа любят её, но их здесь нет. Ариана ищет родителей каждый день. За шкафом или под диваном. На книжной полке, под семейным портретом. Когда засыпает. Она уже взрослая. Темнота больше не пугает, тем более тьма всегда здесь. Она всегда здесь. Под рукой Арианы - протяни руку, почувствуй, как она обнимает пальцы. Иногда, когда Ариана злится и плачет от бессилия. Рвет на себе волосы, комкает край платья. Кричит и не может встать. Дни, когда Ариана плохая, плохая, плохая, тьма приходит к ней большим лунным зайцем, и они засыпают там же, где упали.

Мир за окном опасен. - так говорит отец. Когда она видела его в последний раз, его одежда пахла землей и кровью. С семейных портретов его строгое лицо хмурится или ярится, Ариана знает: это оттого, что она не умеет делать разные вещи (папа говорит, это называется колдовать). Все умеют колдовать с детства, кроме Арианы.
Ариана складывает пальцы, смотрит в отражение, но там только вода и белые лилии. Никакой магии - только любопытная тьма.

Мир вокруг - сонный, безмятежно-сладкий, как предзакатный сон, от которого тяжело очнуться. Мир взрослеющих подростков и несчастливых взрослых. Других детей здесь нет. Ариана ищет их каждый день. За бельевой корзиной или за дверью отцовского кабинета. Но находит только битое стекло и зачарованные вещи, которые с ней не разговаривают.

- Ты бросишь меня, Альбус?

Ариана гладит бутон, не замечая, как листья желтеют, сворачиваются и вянут.

+3


Вы здесь » nuclearcross » heads i win, tails you lose » когда бог был кроликом