на ядерной пустоши нет места таким как мы.
у тебя нет имени и нет родины, ты не знаешь дома, в который мог бы вернуться, но ты все ещё дышишь — все ещё можешь обрести себя заново. на пересечении вселенных ты считаешь минуты до судного дня, и счёт снова идёт на единицы: среди бесконечности развилок определишь ли для себя правильный путь?
доброй дороги, путник, и не смей забывать, у выживания нет цены.

nuclear

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » nuclear » deus exit machina » some like it hot


some like it hot

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

some like it hot
― некоторые любят погорячее, но я предпочитаю классику.

http://funkyimg.com/i/2D3eR.gif http://funkyimg.com/i/2D3eS.gif

sebastian castellanos x liquid snake

условия: обмен ролями; жанр — пародия

i wanna be loved by you — marilyn monroe ♯

― ты берешь себя в руки, находишь другую работу... и другого саксофониста. и все начинается сначала.

[nick]sebastian castellanos[/nick][status]приемник стеклотары[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2D3gq.png[/icon][lzv]<font face="Century Gothic Regular" size="3"><b><a href="">[THE EVIL WITHIN]</a></b></font><center><IMG SRC="http://funkyimg.com/i/2C3Dj.png"></center><div class text align="justify">поднят ворот, пуст карман. он не молод и вечно пьян. он на взводе, не подходи. он уходит всегда один.</div><center><IMG SRC="http://funkyimg.com/i/2C3Dj.png"></center>[/lzv]

Отредактировано Liquid Snake (2018-03-05 14:49:26)

+4

2

если бы у него спросили, что он считает величайшей ошибкой в истории человечества, он бы ответил, не задумываясь ни на секунду даже: проект «анфан террибль».

ненависть к биг боссу въелась в него так глубоко, что ему кажется иногда, что она бежит у него по венам вместо крови, приливает к сердцу потоком хаотичным и заставляет его биться – слишком быстро и слишком громко – все его существование это одно большое «слишком», прописанное крупным шрифтом на изнанке мироздания; в его взгляде тогда, в 1984, читается только разочарование от ожиданий неоправданных, ты_бы_мог_стать_кем-то_лучшим, и ликвида от этого все еще тошнит ощутимо, выворачивает в слепую ярость, потому что биг босс – из всех людей на земле – разочаровываться в нем права не имеет абсолютно никакого, потому что биг боссу, на самом деле, в первую очередь следует винить во всем самого себя.
конечно же – потом он узнает о том, что все это время биг босса и близко не было рядом.
конечно же – это ничего не меняет.

ужасные дети. ха.
он не знает, с чем связано это название в первую очередь, но он действительно хочет, чтобы мир считал его ужасным.

голос солида все еще звучит раскатистым эхом в его голове, когда он приходит в себя на грязном полу в полнейшем одиночестве, брошенный, на смерть оставленный теми, кому доверять напрасно привык, но это не кажется ему чем-то удивительным, до него, в общем-то, никому никогда дела особенно не было; гораздо сильнее его удивляет звук собственного дыхания и трясущиеся в нервном каком-то полуприпадке руки, которые ощущаются фантомными почти и будто ему не принадлежат изначально – гораздо сильнее его удивляет тот факт, что он почему-то до сих пор жив. в последние несколько дней его жизнь превращается в замедленное ожидание собственной смерти – так проживают, наверное, целую вечность в те несколько секунд, пока летящая пуля прочеркивает в воздухе траекторию с намеченным концом где-то у сердца – он узнает о вирусе слишком (опять) поздно, чтобы иметь возможность хоть что-то предпринять по этому поводу, и, ну. не то чтобы знать о том, что тебе умереть предназначено, страшно; ему, скорее, обидно – обидно, потому что он не сможет увидеть умирающее выражение в глазах своего брата, услышать его затихающее сердцебиение, выделяющееся до неестественного отчетливо на фоне выстрелов и взрывов, потому что не смог плюнуть в мертвое лицо своего отца с его вечным разочарованием во взгляде, потому что еще столько всего не успел.
и вот он здесь – живой как-то отчасти, чувствующий себя как-то наполовину, в заляпанной кровью форме и раскалывающейся на мириады осколков больной головой – и вот ему, вроде бы, вселенной второй шанс предоставлен. упускать он его точно не собирается.

ничто так не содействует образованию у тебя клинической паранойи, как объявление тебя в розыск в по меньшей мере трех десятках стран; в очередной раз оборачиваясь в толпе, потому что ему показалось, что вот тот человек в красном пиджаке как-то не так на него посмотрел, он думает как-то устало, что еще немного и он не выдержит, уедет обратно в какую-нибудь уганду или что-то вроде того, чтобы уж точно насовсем и с концами и никто никогда не нашел. методы, выбранные им для маскировки, в этот раз превосходят по шкале радикализма все предыдущие – обувь отчаянно натирает ему ноги, а ходить на каблуках без постоянного желания послать все к чертям и вовсе избавиться от туфлей ему представляется заданием совершенно невыполнимым, он правда понятия не имеет, как женщины выживают в этом всем каждый божий день, да еще и вполне добровольно. сейчас, впрочем, особого выбора у него нет: течение снова заносит его в америку, а в америке концентрация шпионов превышает социально допустимые пределы в несколько раз, если не больше; отросшие волосы до сих пор позволяли ему в глазах незнакомцев сходить за миловидную – хоть и слегка мужеподобную – леди, и до тех пор, пока это отводит от него подозрительные взгляды и многозначительные перешептывания, он ни на что не жалуется.

ну, почти ни на что.
потому что как же от блядского макияжа охуенно сильно болят глаза.

покинуть провинциальный городок, в который его закинуло каким-то чудом, возможность представится не меньше чем через неделю – его человек здесь снова проебался с документами, оставляя его на милость судьбы, и от этого всего ему до смерти хочется надраться; бары в кримсон-сити – явление слишком уж частое, встречающееся практически на каждом шагу, и поэтому, заваливаясь в практически пустое темное заведение, которое и со стороны-то выглядит весьма сомнительно, а изнутри и вовсе напоминает какой-нибудь притон, он думает – надеется – что вот сейчас-то хотя бы ничем не рискует. кивает на предложение бармена налить ему чего-нибудь и осматривается вокруг: рядом с ним никого нет, что, несомненно, не может не радовать.

только вот бомжеватого вида мужчина за столиком в углу смотрит на него как-то странно.

[nick]Liquid Snake[/nick][status]попал в трап[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2DdTr.gif[/icon][lzv]<font face="Century Gothic Regular" size="3"><b><a href="">[mgs]</a></b></font><center><IMG SRC="http://funkyimg.com/i/2C3Dj.png"></center><div class text align="justify">the outward cost of all we've lost as we looked the other way, we've paid the price for this cruel device till we have nothing left to pay. the river goes where the current flows, the lightning must destroy, events conspire to set a fire with the methods we employ.</div><center><IMG SRC="http://funkyimg.com/i/2C3Dj.png"></center>[/lzv]

+4


Вы здесь » nuclear » deus exit machina » some like it hot